Лора Кросс,

редактор, консультант

Хорошая сцена пролетает незаметно, она увлекает зрителя и переносит его в другой мир. Как понять, удалось ли вам это? Воспользуйтесь советами редактора и консультанта голливудских студий-мейджеров.
Сильная сцена может заставить по-новому взглянуть на конфликт.

Мои 6 рецептов сильной сцены:

1. Конфликт прежде всего. В основе любой сцены должен быть конфликт. Два героя должны противодействовать друг другу. Если они действуют в одном направлении, конфликт растворяется. Только персонажи, действующие в хорошо написанной сцене, явно противостоят друг другу. Дальше начинается «перетягивание каната», шаг вперед — два назад, действие и противодействие. Именно это и делает сцену правдоподобной — конфликт нарастает и разгорается все сильнее. Ответьте на следующие вопросы: Кто основное действующее лицо в сцене? Чего он хочет? Кто или что ему противостоит? Чего хочет эта конфликтующая сторона? Как развивается конфликт по ходу сцены, как нарастает напряжение?

Полезное упражнение — определять эмоцию, которую должна вызвать каждая сцена: беспокойство, любопытство, смех, радость, страх, грусть.

2. Вызывайте у зрителя эмоции. Если аудитория ничего не чувствует (или и того хуже — скучает) по завершении сцены — значит, сцена провалилась. Запомните, переживания персонажей не вызывают автоматически переживания у зрителей. У героини могут подкоситься ноги, она может расплакаться, когда ее оставляет любимый, но не думайте, что зритель будет испытывать то же, что и персонаж (грусть и потерю). Сценарист может так написать сцену, что зритель почувствует облегчение (наконец-то она рассталась с этим подонком), обрадуется торжеству справедливости (получила, чего заслуживает), испугается (что же будет делать этот маньяк после расставания). Полезное упражнение — определять эмоцию, которую должна вызвать каждая сцена: беспокойство, любопытство, смех, радость, страх, грусть. Проверьте, выполняет ли сцена поставленную задачу.

Если сцена ничего не поменяла, то зачем она в сценарии? Изменение должно быть очевидным.

3. Позвольте зрителям самим понять, что вы имеете в виду. Если вы пишете слишком «в лоб», то лишаете зрителей удовольствия самостоятельно ответить на вопрос: «Что же скрывается под этой маской?» Это истинный смысл сцены. Хорошие сценаристы не раскрывают все карты, а наоборот активно используют подтекст.

4. Начните позже, закончите раньше. В сценах не должно быть ничего лишнего. Зритель сможет лучше сосредоточиться на смысле сцены, если вы удалите все, что не относится к сути. Чем позже она начинается и чем раньше заканчивается (может быть даже до разрешения конфликта), тем лучше.

5. Сцена должна что-то поменять. Если сцена ничего не поменяла, то зачем она в сценарии? Изменение должно быть очевидным. Ставки выросли, герой выбрал другой путь к свой цели, узнал что-то неожиданное — случиться может что угодно, лишь бы это влияло на развитие сюжета.

Хорошие сценаристы не раскрывают все карты, а наоборот активно используют подтекст.

6. Конец — это только начало. Хорошие сцены двигают историю вперед. Они поднимают новые вопросы, усложняют жизнь героя, показывают проблемы, которые герою предстоит решить. Успешная сцена держит читателя в напряжении, ему хочется перевернуть еще страничку и узнать, что будет дальше. Хорошая сцена завершается так, что следующая становится ее логичным продолжением. Возьмем, к примеру, этот отрывок из «Молчания ягнят» (The Silence of the Lambs):

КРОФОРД
Мы сейчас исследуем всех заключенных-серийных убийц, чтобы составить психологический портрет этого психа. Вам еще не страшно, Старлинг?

КЛАРИССА
Пока нет.

КРОФОРД
Видите ли, убийца, которого нам больше всего хотелось опросить, отказывается сотрудничать. Я хочу, чтобы вы сегодня съездили в тюрьму и попробовали с ним пообщаться.

КЛАРИССА
Кто это?

КРОФОРД
Психиатр — доктор Ганнибал Лектер.

КЛАРИССА
По прозвищу «каннибал»…

КРОФОРД
Я не надеюсь, что он с вами заговорит, но мы должны попытаться, хотя бы для отчета. Лектер был блестящим психиатром, он знает все наши приемы. (вручает ей желтый конверт) Тут досье, опросный лист, ваше спецудостоверение. Если он не будет говорить, доложите, как он выглядит, как выглядит его камера, что он пишет. Теперь слушайте внимательно, Старлинг. Вы слышите?

КЛАРИССА
Да, сэр.

КРОФОРД
Ведите себя осторожно рядом с Ганнибалом. Доктор Чилтон подробно расскажет вам о мерах предосторожности. Ни при каких обстоятельствах не нарушайте этих инструкций. Не рассказывайте ему никаких личных подробностей, Старлинг. Поверьте мне, вам ни к чему, чтобы Ганнибал Лектер рылся у вас в мозгах. Выполняйте вашу работу, но не забывайте, что он за человек.

КЛАРИССА
А что он за человек, сэр?

У этой сцены много достоинств. Вопросов в ней больше, чем ответов, ситуация становится все сложнее, зритель испытывает то любопытство, то дурное предчувствие. Постоянный обмен действиями и репликами создает неявный конфликт, повышает ставки с каждой следующей строчкой (и завершается устрашающим предупреждением Крофорда). Сцена начинается, когда диалог уже идет, а заканчивается еще до того, как Кларисса получит ответ на свой вопрос. На него отвечает доктор Чилтон в самом начале следующей сцены. Читателю хочется узнать, что произойдет дальше, и он переворачивает страницу… Ваша очередь: есть ли у вас свои рецепты хорошей сцены?

Реклама