Терри Россио,

сценарист (трилогия «Пираты Карибского моря», «Дежа вю», «Шрек», «Маска Зорро»)

В любой истории поражение не менее важно, чем победа. Почему провалы одних героев вызывают сочувствие, а злоключения других нам абсолютно безразличны? Терри Россио считает, что персонажи, которые умеют проигрывать, всегда выходят победителями в глазах зрителя.

В судьбе героя взлеты чередуются с падениями. Главное – заранее знать, как падать.

До сих пор не могу поверить, что они хотели убить Супермэна!..

Как-то раз меня и моего соавтора Тэда Эллиотта пригласили на бизнес-ланч – «просто пообщаться». С нами за столом сидели опытные, трудолюбивые продюсеры одной из крупнейших кинокомпаний. Они с радостью делились своими сюжетными идеями, и попутно завоевывали наше доверие, угощая едой и напитками. Имена их останутся неизвестными, поскольку я считаю этих людей творчески неполноценными имбецилами, которых нужно брать на мушку, если они приблизятся к работающим сценаристам ближе, чем на 10 метров.

Итак, они придумали историю, в которой злодей должен был убить Супермэна… Вот так вот взять и убить. Мы были ошеломлены. «Супермэна нельзя убить», – сказал Тэд. «Это же Супермэн! Сверхчеловек!» Но они объяснили, что в их истории он должен умереть. Иначе история не сработает.

Если злодея сделать практически непобедимым, то даже провалы героя могут сойти за достижения.

Окей. Ладно. В конце концов, они платили за обед. Мы должны были хотя бы попытаться помочь. И мы рассказали им о нашей концепции впечатляющего поражения.

Рассмотрим фильм «В поисках затерянного ковчега» (Raiders of the Lost Ark). Индиана Джонс, наверное, величайший герой экшна за всю историю кино. И в первом фильме серии он терпит поражение за поражением с самого начала до самого конца.

Теряет золотого божка. Мэриан похищают, а он ее не может спасти. Находит ковчег, а его сразу же отбирают. Злодеи не ведутся на блеф, когда он говорит, что уничтожит ковчег и захватывают его в плен. Он даже не может посмотреть на ковчег, когда его открывают. В конце концов, его долгожданный, выстраданный трофей оказывается у правительства.

Этот человек герой?

Ну конечно! Инди настолько здорово попадает впросак, что зрители этим потрясены и вряд ли даже осознают, что он проигрывает. Поражения – только отливы, которые создают бóльшие возможности для приливов героизма. А в качестве бонуса, Инди еще и получает сопереживание зрителей: бедолага так старается, что не болеть за него невозможно.

Поражения – только отливы, которые создают бóльшие возможности для приливов героизма.

Рассмотрим и обратный пример: фильм «Водный мир». Моряк, персонаж Кевина Костнера, герой? Без сомнения. Быстрый ум и ловкость помогают ему спасти свою парусную лодку. Он избегает неминуемой смерти и умудряется выплыть из дрейфующего атолла во время атаки «курильщиков». Он распознает хитрую ловушку и избегает плена. Конечно, он замечательно со всем справляется…

Но через какие поражения он проходит?

Через жалкие.

Главное «поражение» Моряка в фильме – разрушение его лодки и потеря девочки с картой-татуировкой. И как же это происходит? Ну, он просто оставляет их без присмотра и отправляется поплавать. Возвращается, а их и след простыл. Ну, не знаю…

Это «поражение» никак не помогает раскрыть характер Моряка. Зрители перестают сочувствовать ему из-за того, что он ведет себя так по-идиотски. И антагонист в этой сцене себя тоже никак не проявляет. А вот если злодея сделать практически непобедимым, то даже провалы героя могут сойти за достижения.

Учитывайте, актеры будут читать ваш сценарий и очень критично оценивать свои роли. Большинство ищет сильных, действующих, интересных персонажей, а не унылых бубнилок. Сейчас передо мной лежит сценарий приключенческого фильма, в котором героя по ошибке захватывают в плен четыре раза за первые 60 страниц. И какой актер согласится сыграть такую роль?

Поиску правильных поворотных пунктов я уделяю больше всего внимания. И меня поражает, как некоторые сценаристы готовы проскочить эти важнейшие сцены на полном скаку.

Ключевые сцены, да и сюжет вообще, держатся на действиях и решениях персонажей. Зритель хочет понять, как же герой попадет в переделку? А как он из нее выберется? Поиску правильных поворотных пунктов я уделяю больше всего внимания. И меня поражает, как некоторые сценаристы готовы проскочить эти важнейшие сцены на полном скаку. И убить Супермена, например.

(В качестве отступления: я вообще не понимаю, как некоторые берутся за экранизации, а потом, потирая руки, принимаются уничтожать все лучшее, что было в оригинале. «Права куплены! – Говорят они. – Будем снимать про Корабль Энтерпрайз из “Стар Трека”!» – «О, круто!» – «Что бы нам с ним сделать?..» – «Придумал! Давайте его взорвем!» Ну, извините… А слабо рассказать хорошую, классическую историю и отдать дань уважения оригиналу?)

Ну да ладно. В общем, речь шла о Супермене. Которого нужно было убить. Мы с Тэдом поняли, что смогли бы принять смерть Супермена, только если бы он сам захотел умереть ради какой-то благой цели.

А что если злодей настолько силен и коварен, что Супермен понимает: единственный способ его убить – самому погибнуть вместе с ним? Благородное самопожертвование ради светлого будущего человечества, последний великий ход в жизни величайшего героя всех времен. Да, злодей думает, что он выигрывает, но на самом деле, попадает в ловушку. Вместо того, чтобы быть мрачным событием, трагедией, смерть Супермена становится триумфом.

Победа в поражении.

Поиски того, как именно герой может оригинально потерпеть поражение, а также все удовольствие от удачной находки, я оставляю сценаристам и редакторам.

Впечатляющее поражение. А как еще становятся героями!

Реклама