Джефри Майкл Бэй,

сценарист, независимый режиссер
29 апреля исполнится 31 год со дня смерти Альфреда Хичкока. «Мастер саспенса» никогда не занимался составлением монографий или учебных пособий по своей работе. За него это сделал Джефри Майкл Бэй, который детально разобрал хичкоковские приемы и составил пошаговую инструкцию по превращению сценария в блестящий триллер.

«Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий»

Просмотрев, пожалуй, все фильмы, к которым имеет отношение Альфред Хичкок, я задался вопросом — как можно на уровне сценария придумать «хичкоковский» сюжет? Для этого я прочитал все доступные интервью с ним, где так или иначе он раскрывал секреты своего подхода. Это было не сложно, поскольку есть большое количество благодатного материала — от разговоров Хичкока с Трюфо, Готтлибом и Шинкелем до его собственных небольших эссе на эту тему.

Я попытался структурировать информацию — и получил свои 13 шагов, которые должен пройти сценарий, прежде чем его можно назвать блестящим хичкоковским триллером.

«Чтобы сделать великий фильм, необходимы три вещи — сценарий, сценарий и еще раз сценарий»

Альфред Хичкок

Шаг первый: Зритель — наше все.

Единственный эффект, которого вы должны добиться своей работой ¬— влияние на зрителя. Поэтому, что бы вы ни придумывали, подстройте ваш сценарий под его ожидания. Убедитесь, что вы привлекли к себе внимание и вовлекли его в действие. Используйте персонажей таким образом, чтобы зритель хотел узнать о них как можно больше.

Хичкок как никто другой знал мотивы, которыми руководствуется его зритель: он хочет развлечься и получить удовольствие от картинки в темном зале кинотеатра. Желательно, чтобы это развлечение дарило и определенную долю адреналина. По той же причине мы ходим в луна-парки, прыгаем с трамплина, участвуем в гонках, скачках, забегах, играем в карты и компьютерные игры.

«Чтобы создать саспенс, дайте зрителю больше информации»

Как сценарист, вы можете бросать в будущего зрителя комья грязи, толкать его в обрыв неизвестности или затягивать в опасную любовную связь, но и вы, и ваш зритель будете знать, что это все происходит не на самом деле. Мы знаем, что как только все закончится, мы встанем, расправим брюки и выйдем из темного зала кинотеатра в светлую действительность. И чем чаще зритель будет испытывать такие чувства, тем больше он будет хотеть к ним вернуться.

Шаг второй: Нацельтесь на эмоцию.

Эмоция (страх, смех, удивление, грусть, злость, тоска и т.п.) — главный компонент любой сцены. Она должна присутствовать вне зависимости от того, проходная сцена, или ключевая. Поэтому вы всегда должны понимать, какую эмоцию вы хотите передать, что вы хотите, чтобы почувствовал зритель в определенный момент времени.

Эмоции — это всегда глаза главного героя, актера. Вы можете регулировать глубину этих эмоций, в зависимости от того, как близко вы рассматриваете эти глаза. А быстрый переход от дальнего плана к близкому — удивит зрителя и произведет на него наиболее сильный эффект. Иногда можно показать глаза актера с другой, необычной точки, чтобы сменить и ракурс зрительского восприятия.

Планируя каждую сцену, Хичкок опирался на эту «теорию приближения», которая помогает контролировать те моменты, когда аудитория чувствует напряжение или облегчение — соответственно отдаляя зрителя от героя и сближая их. Он сравнивал это с тем, как композитор пишет музыку для оркестра, только сам Хичкок дирижирует в этом случае аудиторией.

Шаг третий: Камера — это не камера.

Камера всегда должна ловить мельчайшую деталь в поведении человека, задерживаться на чем-то необычном, странном. Таким образом, зритель сразу поймет, что он тоже участвует в развитии сюжета, что он вовлечен в него. Сцены могут начинаться с того, как камера медленно объезжает комнату, останавливаясь на крупных планах объектов, которые будут в дальнейшем объяснять элементы сюжета.

Этот прием Хичкок позаимствовал из своего опыта в немом кино. Без звука, кинематографистам приходилось создавать способы, которые бы передавали атмосферу и визуально пересказывали сюжет. Хичкок всегда говорил, что технология передачи чувств сильно изменилась после появления звукового кино в 1930 году. Внезапно на первое место вышел диалог, в кино сместился ориентир в сторону «говорящих голов», а визуальная передача истории почти перестала использоваться. Именно поэтому: всегда используйте камеру не только как камеру, а как инструмент для рассказа вашей истории.

«Я всегда замечал, что в критической ситуации человек делает что-то банальное. Например, он может приготовить себе чай или закурить сигарету»

Сценарист, конечно, не думает о камере, о том, как она будет расположена. Но сценарист может выбрать такой угол обзора на историю, что у режиссера не останется выбора, кроме как снять то, что написано.

Шаг четвертый: Диалог ничего не значит.

Один из ваших персонажей должен быть чем-то занят или погружен в свои мысли во время диалога. Причем другой говорящий не должен этого замечать. Это отличный способ втянуть зрителя в «тайный мир» одного из героев.

«Люди далеко не всегда раскрывают другим свой внутренний мир, — говорил Хичкок. — Сам диалог может быть вполне банальным, но незначительные жесты и, в первую очередь, глаза раскроют то, о чем он на самом деле думает, чего хочет». Акцент никогда не должен быть расставлен на том, что конкретно говорят персонажи. Пустите параллельно еще какое-нибудь действие. Обращайтесь к диалогу лишь в том случае, когда иного пути у вас нет.

«Иными словами, не нужно марать бумагу, не нужно настукивать печатные слова — в кинотеатре ничего этого видно не будет», — говорил Хичкок.

Шаг пятый: Монтаж точек зрения.

Джимми Стюарт смотрит на собаку и улыбается. Джимми Стюарт смотрит на раздевающуюся женщину и улыбается. У этих улыбок совершенно разные значения, даже несмотря на то, что выглядят они одинаково.

Есть способ, который помогает без использования диалога передать мысль, которую вынашивает герой. Для этого картинку нужно так совместить, чтобы создать особую точку зрения для персонажа. Это — субъективное кино. Вы берете взгляд персонажа и даете ему что-то, на что он должен смотреть.

— Начните с крупного плана на актере.

— Перейдите на предмет, который он рассматривает.

— Вернитесь к лицу актера и понаблюдайте за его реакцией.

— Повторите всю процедуру, если необходимо.

Вы можете прибегать к этому приему ровно столько раз, сколько сочтете нужным. Будьте уверены — зрителю это никогда не надоест. Это — наиболее сильный прием кинематографа, более сильный даже чем актерская игра. Чтобы еще больше взвинтить темп, заставьте героя подойти к объекту. Смените точку камеры, и у зрителя создастся ощущение, будто он разделяет с героем какой-то особенно интимный эпизод его жизни. Именно это Хичкок называет «кино в чистом виде».

Примечание: если другой персонаж смотрит на вашего героя в этой перспективе, он должен смотреть прямо в камеру.

Шаг шестой: Монтаж наделяет вас реальной властью.

Не бойтесь применять старейшую методику: разделите действие на серию крупных планов. Это далеко не то же самое, что составлять вместе серию случайных крупных планов во время драки, которая создает лишь сумятицу в головах зрителя. Вместо этого осторожно выберете те предметы и объекты, которые вы хотите показать: руку, лицо, падающий на пол пистолет — объедините их вместе и расскажите историю. Таким образом, вы более детально распишите то, что хотите показать, и уложитесь в отведенный вам временной отрезок. Кое-что вы можете и скрыть, чтобы зритель додумал сцену за вас, и тем самым «втянулся» в историю.

«В конце концов, что такое драма: это наша с вами жизнь, где скучные части вырезаны»

Хичкок называл это «переносом воображаемой опасности из экрана в сознание зрителя». Знаменитая сцена в душе из «Психо» использует как раз такой монтаж, чтобы скрыть реальное насилие. Мы не видим, как нож входит в тело жертвы, но впечатление остается, поскольку быстрый монтаж проникает в наше подсознание и мы уже додумываем, как все происходит на самом деле. Убийство происходит у нас в голове.

Примечание: как только происходит что-то важное, покажите это крупным планом. Убедитесь, что зритель все видит.

Шаг седьмой: Пусть история будет как можно проще.

Если история запутанная и требует от зрителя хорошей памяти, у вас не получится создать саспенс. Ключ к созданию настоящего триллера в простых историях, за которыми легко «угнаться». Все в сценарии должно вести к драматическому эффекту. Удалите все, что не связано с этой целью и усильте то, что вызывает отклик. «В конце концов, что такое драма: это наша с вами жизнь, где скучные части вырезаны», — говорил Хичкок.

История, разворачивающаяся вокруг абстрактной темы, быстро наскучит. Вот почему большинство мотивов, которые развивал Хичкок — детективы, убийства, шпионы, преступники, бегущие от закона.

Шаг восьмой: Персонажи должны развинчивать клише.

Создайте персонажей такими, чтобы они не были похожи ни на одного героя, которого зритель привык видеть в кино. Превратите глупых блондинок — в умных, наделите кубинца французским акцентом, а преступников сделайте богатыми и успешными. У всех действующих лиц в вашем сценарии должны быть отличительные черты характера, которые резко контрастируют на общем фоне. Их решения должны каждый раз отличаться от предыдущих. Это позволит создать более реалистичных персонажей и объяснит, почему конкретно с ними происходят «непредвиденные обстоятельства».

В картинах Хичкока преступники обычно представляют обеспеченный средний класс, полицейские и политики — глупы, невиновных осуждают, а преступники уходят от обвинений, поскольку никто их не подозревает. Эти персонажи удивляют нас на каждом этапе сценария.

Шаг девятый: Используйте юмор, чтобы создать дополнительное напряжение.

Юмор — один из ключевых элементов развития хичкоковских сюжетов. Представьте, что вы разыгрываете одного из ваших главных героев. Наделите его наиболее ироничными из возможных ситуаций. Случайные совпадения, наиболее маловероятный сценарий развития событий — все это поможет создать дополнительное напряжение.

В картине «Марни» главная героиня крадет деньги из сейфа. Как только она уже собирается скрыться, то замечает, что служанка убирается в соседней комнате. Служанка ничего еще не знает, но героиню поймают, если она ее заметит. В этот момент зритель надеется, что героиня избежит наказания. Чем веселей служанка подметает пол, тем ближе она подбирается к героине, и тем ближе героиня к тому, чтобы ее раскрыли.

Вот еще несколько хичкоковских приемов:

А) Необычные поступки

«Я всегда замечал, что в критической ситуации человек делает что-то банальное, — говорил Хичкок. — Например, он может приготовить себе чай или закурить сигарету. Небольшая деталь добавляет к ситуации дополнительное драматическое напряжение».

Б) Еще раз ирония

Работая над сценарием, Хичкок часто спрашивал себя: «Как бы забавно прикончить героя?». Он выстраивал свою историю вокруг иронии, «зло подшучивал» над своими героями. Чего стоят хотя бы «догонялки» с самолетом посреди кукурузного поля, или полицейский, пытающийся починить выбитую фару у машины с трупом в багажнике?

В) Окружите драму «счастливой завязкой»

«Чем счастливее ваша завязка, тем легче и неожиданней можно ввернуть драму», — говорил Хичкок. Один из лучших примеров — «Неприятности с Гарри» (1955). Обычный небольшой городок, окруженный холмами; яркое солнце; пожелтевшая листва; труп, лежащий под деревом. Теперь Гарри — общая проблема.

Г) Создайте карикатурного персонажа

Один из персонажей обязательно будет несерьезно относиться к убийству, отпуская шутки в адрес убийцы.

Д) Баланс между смехом и напряжением

Хичкок всегда балансировал на грани напряжения и «разгрузки». В его картинах смех часто выступает прослойкой между драматическими эпизодами в сценах. «Если у вас комичный эпизод, очень важно, чтобы и герой и зритель получили определенную долу облегчения». Это помогает зрителю почувствовать симпатию к персонажу, поскольку они вместе переживают напряжение и вместе — облегчение.

«Если у вас комичный эпизод, очень важно, чтобы и герой и зритель получили определенную долу облегчения»

«Единственный для меня вопрос — нужно ли всегда уповать на чувство юмора, когда речь идет о серьезной теме. Очень сложно контролировать этот процесс и верно соблюдать „дозу“. Только после финального монтажа можно с уверенность сказать, удался ли прием».

Шаг десятый: Две вещи происходят одновременно.

Создайте напряжение в сцене используя контраст. Используйте две несвязанные между собой вещи, которые происходят в одно и то же время. Зритель будет сфокусирован на одном событии, как его прервет другое, к которому он менее подготовлен. Обычно, второе такое действие — юмористическая вставка, которая ничего не означает (для развития сюжета, и часто может быть диалогом).

Когда в комнату отеля приходят неожиданные гости в картине «Человек, который знал слишком много» (1956), главные герои как рас находятся в середине важного телефонного разговора. Появление гостей, которые шутят и громко разговаривают, вносит дополнительное волнение в сцену, где до этого все шло к кульминационному моменту.

В картине «Завороженный» (1945) героиня Ингрид Бергман видит у себя на коврике под дверью записку. Как только она наклоняется, чтобы ее подобрать, заходят ее коллеги и начинают шумно и наперебой рассказывать о пропаже персонажа Грегори Пэка. Они не знают, что стоят на записке от него. Конечный итог таков — зритель проявляет в два раза больше внимания к такой сцене.

Шаг одиннадцатый: Расскажите зрителю больше, чем героям.

«Дополнительная информация для зрителя» — важный элемент хичкоковского саспенса. Это позволяет показать то, что не видят персонажи. Если что-то угрожает героям, покажите это в начале сцены и пусть дальше она идет своим чередом. Постоянное напоминание о надвигающейся опасности создаст саспенс. Но помните — герой не должен подозревать об опасности!

В фильме «Семейный заговор» (1976) Хичкок показывает нам, что тормозная жидкость выливается из-под машины еще до того, как об этом узнают герои. В «Психо» (1960) мы знаем о сумасшедшей матери героя еще до детектива, что делает сцену, когда он заходит в дом, одной из самых ярких в карьере Хичкока.

«Чтобы создать саспенс, дайте зрителю больше информации» — Альфред Хичкок.

Шаг двенадцатый: Не переставайте удивлять.

Как только вы создали саспенс, вы должны закончить сцену так, чтобы зритель не догадался о концовке. Бомба должна взорваться! Ведите своего зрителя в одном направлении, а потом резко меняйте маршрут.

В «Диверсанте» (1942) Норман Ллойд загнан в угол на вершине Статуи Свободы, а Роберт Каммингз направляет на него пистолет. И как только нам кажется, что все кончено, Каммингз начинает говорить и Ллойд перелетает через перила и падает вниз. Так вместо смерти от пули, Ллойд разбивается насмерть.

Шаг тринадцатый: МакГаффин.

МакГаффин — побочный эффект саспенса. Когда сцены строятся на повышении драматургического напряжения, становится совершенно неважно, о чем конкретно история. Если вы не упустили ни один из предыдущих шагов, аудитория все равно будет приклеена к действию. Поэтому МакГаффин — вполне логичный элемент сюжета.

МакГаффин — это ничто. Его единственная цель — служить отправной точкой для саспенса, его причиной. Это может быть как «вероятные секретные планы правительства» в фильме «На север через северо-запад» (1959), так и «схема» г-на Мэмори в «39 ступеней» (1935). Или же что-то простое, как собака, которая мешает пройти в «Незнакомцах в поезде» (1951). Всем плевать на собаку. Она там с одной целью — создать саспенс. С тем же успехом это мог быть человек, сигнализация, говорящий попугай или МакГаффин!

Во многих фильмах Хичкока были МакГаффины. Вот самые необычные из них:

«Шантаж» (1929) — женская перчатка, найденная на месте преступления.

«39 ступеней» (1935) — г-н Мэмори запоминает схему двигателя летательного аппарата.

«Леди исчезает» (1938) — зашифрованное в мелодию послание, которое запоминает Мисс Фой.

«Ребекка» (1940) — персонаж миссис Де Винтер — Ребекки.

«Тень сомнения» (1942) — 1. Газета 2. Звонок.

«Дурная слава» (1946) — радиоактивный материал в старых бутылках из под вина.

«Неприятности с Гарри» (1956) — Причина смерти Гарри.

«Психо» (1960) — 1. Сумма в размере $40,000, найденная в конверте 2. Звонок из телефонной будки.

«Птицы» (1963) — Причина нападения птиц.

«Марни» (1864) — Красный цвет.

«Семейный заговор» (1976) — Бриллианты.

Реклама